Фото: president.gov.by
in , , , ,

Между хвостом и копытами

Авторская колонка драматурга и художественного руководителя Свободного театра Николая Халезина на #RFRM.

  • 205
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  

Как вы выбираете мясо на рынке? Я сначала определяюсь с тем, что буду готовить, а уже затем иду в мясные ряды. К примеру, если в планах оссобуко, то я выберу телячью голень на кости – поскольку именно кость вместе с мозгом являются главным смысловым нюансом этого блюда. Выборы в Беларуси – это совсем другая история. Здесь вы не можете выбирать из широкого ассортимента. Здесь вам предлагается выбор между хвостом и копытами; словно только из этих двух элементов состоит говяжья туша.


На протяжении многих лет я задаюсь вопросом: а может ли существовать общество без выборов? «Конечно, может!» – как бы пытается меня заочно убедить президент Лукашенко. И вправду – четверть века без честного голосования, и абсолютное принятие того выбора, который сделал персонально беларусский глава государства. А выбирает он всегда тех, кто выбирает его – причем не во время официального голосования, а «душой и сердцем»; потому что при нем можно легко существовать, не делая ровным счетом ничего.

Вот пара цифр. Парламент, избранный в 2008 году, за четыре года своего существования инициировал самостоятельно и принял один закон. Один. Это был закон «Об обращении с животными». На мой взгляд, блестящая метафора взаимоотношений президента и парламента. Зато последний парламент смог инициировать и принять за свою каденцию уже три закона. И даже не суть важно, что это были за законы, если не получается даже один законодательный акт в год.

3700 рублей в месяц – это зарплата депутата парламента в месяц. То есть, это 1800 долларов США. 21600 долларов в год за инициирование и принятие менее одного закона в год. У вас нет ощущения, что беларусские налогоплательщики, которым власть каждый год обещает зарплату 500 долларов в месяц, слегка переплачивают?

Конечно, вы можете меня упрекнуть в том, что это касается законодательной инициативы, но они ведь принимают сотни законодательных актов, инициированных президентом и правительством (читай – тоже президентом). Да, конечно, принимают. Но какой «Закон об обращении с животными» позволит им в этих законопроектах что-то изменить, за исключением исправления грамматических ошибок?

Двадцать пять лет без выборов – эта цифра достойна попадания в «Книгу рекордов Гиннесса». Создается ощущение, что вселенная ставит какой-то чудовищный эксперимент: могут ли почти десять миллионов человек, из поколения в поколение, соглашаться с предложением одного человека, которому кажется, что он лучше всех знает, как нужно жить. И это на фоне крошечных зарплат и кризисного состояния практически всех отраслей, касающихся жизнедеятельности общества.

Я попытался понять, может ли существовать какая-то успешная страна, которая бы отказалась от выбора вовсе. Можно ведь допустить, что может: накопив денег, выработав модель невмешательства в дела друг друга, создав защитные барьеры от произвола… Но нет такой страны. Более того, чем успешнее финансово государство, тем больше выборов и плебисцитов в нем происходит. Оставим за кадром очевидные диктатуры и султанаты, где правила жизни определяет единолично самодержец, и обратимся к опыту такой страны, как Швейцария.

Эта страна вполне могла бы поставить тот эксперимент, который уже четверть века продолжается в Беларуси. Но вместо этого швейцарцы, помимо традиционных парламентских и местных выборов, регулярно проводят референдумы. Проходят они по 4-5 раз в год, и принимается за один день голосования сразу несколько решений. Приведу пример трех ноябрьских референдумов прошлого года:

– Стоит ли финансово поощрять тех фермеров, которые оставляют своему скоту рога? – отклонен

– Имеет ли право государство использовать услуги детективов, чтобы следить за теми, против кого имеются подозрения, что они получают пособия по инвалидности, симулируя болезнь? – принят

– Что должно стоять выше: Конституция Швейцарии или международное право? – отклонен

Можно, конечно, рассмотреть опыт еще более успешной страны – княжества Монако, в котором в принципе не существует бедной прослойки общества. Как не существует и налоговой системы как таковой. Территория небольшая, вся земля частная – каждый гражданин ухаживает за своим куском земли самостоятельно. Но и монегаски голосуют, спешу вас удивить. Раз в пять лет они выбирают парламент, состоящий из 24-х человек. Причем система голосования смешанная – при которой выбираются как мажоритарные депутаты, так и депутаты по партийным спискам.

Выборы в любой стране – это тренинг, без которого общество перестает быть обществом, превращаясь в аморфную массу. Основное предназначение любых выборов – это не их прямой результат; не попытка выяснить, чего же хотят избиратели, хоть это и безусловно важно. Основное их призвание — накачать «мозговую мышцу»: ту, что позволяет делать выбор осознанным, трезвым и взвешенным. А еще побуждать человека к росту его ответственности – в первую очередь перед своими детьми и внуками, которым не должно быть стыдно за принятые вами решения.

Ну, а в Беларуси пока этот механизм воспитания и взросления общества не работает – в следующем году власть снова предложит беларусам выбирать между хвостом и копытами. Но только не между этими двумя элементами говяжьей туши, а просто тот фрагмент, который находится между ними – между хвостом и задними копытами.

***

Мнение и оценки автора материала могут не совпадать с мнением  редакции #RFRM. Все статьи автора читайте здесь.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика #RFRM на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • 205
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  


Брестчанин провез в Беларусь 230 кг сыра и 58 iPhone

На беларусско-литовской границе в субботу возможны очереди