Фото: Paweł Czerwiński, unsplash.com
in , , ,

Оживление на «правом фланге» как пролог появления публичной политики?

Как связаны борьба с домашним насилием, отменённый запрет на продажу алкоголя и эволюция беларусской политики, специально для #RFRM объясняет политический аналитик Юрий Царик.

Игорь Марзалюк против концепции закона о противодействии домашнему насилию

27 сентября в ходе пресс-конференции, посвящённой «международному форуму по борьбе с насилием в семье» (состоялся в Национальной библиотеке 28 сентября, см. видео), депутат, председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Игорь Марзалюк раскритиковал подготовленный Министерством внутренних дел законопроект о противодействии домашнему насилию.

Игорь Марзалюк. Скриншот видео пресс-конференции, посвящённой «международному форуму по борьбе с насилием в семье»

По мнению парламентария, сама концепция этого законопроекта «антиконституционная», противоречит беларусскому законодательству и вообще является пустым «сотрясанием воздуха».

Возражения Игоря Марзалюка против данного документа сводятся к двум аргументам: идеологическому и техническому. В идеологическом плане, как считает депутат, законопроект противоречит традиционным ценностям, положениям Кодекса о браке и семье, Концепции национальной безопасности. В чём состоит данное противоречие, парламентарий так и не пояснил, назвав лишь неправильным закрепление в документе представлений о женщине и ребёнке как жертвах, а мужчине и родителях – как потенциальных агрессорах.

В техническом же плане Марзалюк считает неправильным то, что в соответствии с предлагаемым законопроектом дела о домашнем насилии будут выведены за рамки административного и уголовного процесса, а процесс, по мнению депутата, «это единственный способ, когда можно при помощи закона выяснить, какие происходили события». Главное же – что законопроект был подготовлен МВД при поддержке «глобальных фондов». Поэтому, как признался Марзалюк, его удивляет «желание бездумно обезьянничать, использовать чужой опыт и перекладывать его на беларусские реалии».

Таким образом, Министерство внутренних дел, ещё несколько месяцев назад бывшее «на переднем крае» защиты «традиционных ценностей и норм морали» против «посягательств» на них со стороны Посольства Великобритании, вдруг оказалось под огнём критики с ещё более «консервативных» позиций. В итоге МВД предстало едва ли не как «оплот глобализма», который критикуют «истинные христианские консерваторы» в лице Игоря Марзалюка.

Такое противостояние и в целом столь жёсткая риторика в отношении законопроекта, который официально разрабатывает и предлагает одно из весьма влиятельных в Беларуси ведомств, событие довольно необычное для отечественного политического ландшафта. При этом отсутствие конкретики в заявлениях Марзалюка наводит на мысль о том, что обеспокоенность по поводу судьбы традиционных ценностей всё-таки является не главным побудительным мотивом его заявления. Например, показательно, что депутат, так ярко выступивший на пресс-конференции, посвящённой проведению форума, отсутствовал на самом этом форуме в Национальной библиотеке днём позже. Хотя место для него было приготовлено.

Что это было? Аппаратная версия

Возникает закономерный вопрос: так что это было?

Здесь возможны две версии. Первая – аппаратная. И состоит она в том, что «добро» на атаку против инициативы МВД давал кто-то «сверху».

Какие могли бы быть для этого причины? Ну, например, чрезмерная политическая активность главы ведомства Игоря Шуневича, который выступал в роли защитника Беларуси от «пропаганды гомосексуализма», заявлял о наличии в стране других обязательных для выполнения правил поведения, помимо законов, выступал главным защитником стабильности в стране.

Самого Шуневича за последние месяцы прочили в вице-премьеры или премьеры, его зама Юрия Караевав госсекретари Совбеза, а имиджмейкеры главы МВД так и вовсе позиционировали его в роли «крепкого хозяйственника», которую в беларусской системной политике прочно закрепил за собой только один человек – Александр Лукашенко (см. фото).

На фоне такой активности у беларусского руководства и могли возникнуть определённые мысли по поводу того, чтобы немножко остудить пыл Шуневича, известного к тому же чрезмерными симпатиями к советскому прошлому, георгиевской ленточке и мутным военно-патриотическим клубам. Для этих целей обвинения в «предательстве традиционных ценностей» пришлись весьма кстати.

Немаловажно и то, что сама по себе инициатива по борьбе с домашним насилием, хоть и давно необходима в Беларуси, но, как любая модернизационная мера, не всегда сопряжена с одобрением со стороны населения. Причём, как «консерваторы», так и «либералы» могут разглядеть в концепции законопроекта свои риски и угрозы: для первых это – вмешательство в семью, а для вторых – вмешательство в семью со стороны «нецивилизованного» государства.

Однако законопроект вероятней всего вызывает положительный отклик у женской части населения Беларуси, а значит, является политически перспективным. Да и в целом столь изощрённые действия Администрации Президента против пусть и немного «потерявшего берега» главы МВД – всё-таки выглядели бы очень необычно. Есть в арсенале высшего руководства страны другие, менее экзотические дисциплинирующие меры.

Что это было? Политическая версия

В качестве другой версии произошедшего можно было бы предположить, что имело место простое эмоциональное высказывание Игоря Марзалюка, слегка потерявшего чувство меры. Однако стоит напомнить, что ситуация с концепцией законопроекта о борьбе с домашним насилием – уже второй за последние месяцы случай, когда Палата представителей выступает против предложений МВД.

Первый касался предлагаемых ведомством изменений в правила дорожного движения, которые должны были ввести «балльную» систему учёта допускаемых водителями нарушений. В соответствии с идеей МВД, накопление баллов, даже при мелких нарушениях, в итоге могло привести к лишению права управления транспортным средством. Такая мера должна была прививать высокую культуру вождения и приучать водителей во всём следовать ПДД.

Депутаты Палаты представителей не без оснований посчитали, что главным результатом введения такой меры будет неразбериха, излишнее бумаготворчество и повышение уровня коррупции. А злостные нарушители тем временем продолжат убивать людей на дорогах, как и раньше, даже не имея права управления ТС. Игорь Шуневич, кстати, свою позицию на этот счёт не изменил. После доклада у А.Лукашенко 24 сентября он в интервью телеканалу «Беларусь 1» вновь заявил о намерении ужесточать подходы к нарушителям ПДД и «поднимать» тем самым «культуру вождения».

Если отказ от принятия предложенных МВД нововведений в ПДД укладывался всецело в управленческую логику (изменения были нецелесообразны или откровенно вредны в плане эффективности управления), то критика законопроекта о домашнем насилии отражает логику политическую. Риторика «защиты традиционных ценностей» находит отклик у значительной части населения страны. Назовём эту часть населения условно «право-консервативное большинство». Хотя в процентах от всего населения данная группа, возможно, и не является большинством, но в электоральном плане является крупнейшей группой населения.

Это большинство можно разделить на условные две группы. В первую входят консервативные и ультраконсервативные религиозные граждане православного, католического и иных вероисповеданий. Их меньшинство и они могут придерживаться самых разных геополитических взглядов. Во вторую группу входят различного рода сочувствующие, основную массу которых составляют «православные атеисты» в возрасте 45+, для которых приверженность «традиционным ценностям» (по крайней мере, на словах) является неотъемлемой частью их преимущественно пророссийской идентичности. Религиозных православных и «православных атеистов» мы обозначим в совокупности как «православное право-консервативное большинство» (хотя, подчеркнём, арифметически они большинством вряд ли являются). Эта группа в значительной мере составляет ядро электората Александра Лукашенко.

Отношения властей с «православным право-консервативным большинством» складывались довольно ровно, хоть и не без нюансов. Однако ранее неизменно стабильная ситуация в данной сфере приходит в движение. Во-первых, после начала «нового раскола», связанного с признанием автокефалии Украинской Православной Церкви со стороны Константинопольского Патриархата, резко сужается пространство для совмещения дружественно-нейтрального отношения беларусских православных иерархов и верующих к Украине с сохранением их лояльности Московскому Патриархату. Данный потенциальный конфликт при этом будет проецироваться и на поведение «православных атеистов».

Во-вторых, в нынешних условиях при растущей конфликтности в беларусско-российских отношениях рассматривать поддержку «православных атеистов» как данность тоже становится невозможным. Предложить данной группе что-либо в обмен на её лояльность довольно сложно: экономические стимулы ограничены в силу дефицита финансовых ресурсов, а в идеологическом плане перекричать российскую пропаганду «скреп» и заставить эти «скрепы» работать на беларусскую государственность, а не на «русский мир», пока не получается.

На этом непростом фоне все вопросы, касающиеся религии и «христианских ценностей», становятся более актуальными и потенциально способными повлиять на общественно-политическую обстановку. Тем более, когда само государство (в лице МВД) стремится «разворошить» этот «улей», продвигая весьма болезненно воспринимаемый религиозными людьми законопроект о борьбе с домашним насилием. Кстати, одновременно с этим в России на полном серьёзе принимаются законопроекты, которые в значительной мере узаконивают это самое «домашнее насилие».

В этот критический момент место неформального лидера «православных право-консерваторов» оказалось незанятым. Активно продвигавший данную тематику и имевший для этого необходимые организационные ресурсы православный активист, бывший руководитель Издательства Беларусского Экзархата Владимир Грозов оказался в заключении. Других фигур, которые могли бы играть роль лидера, в данном сообществе нет. Поэтому нет ничего удивительного в том, что И.Марзалюк, выходец из Восточной Беларуси, хорошо знающий и чувствующий настроения «православного право-консервативного большинства», решил сыграть на данном поле и заработать дополнительные очки. Ведь очередные парламентские выборы не за горами, а возможности и эффективность использования административного ресурса на них могут оказаться весьма ограниченными.

И что дальше?

Две изложенные версии событий, безусловно, не являются взаимоисключающими. То есть, желание и готовность Марзалюка укрепить свою электоральную базу вполне могли совпасть с желанием руководства страны указать Шуневичу на его должное и ограниченное место в «системе».

Показательно в этом плане, что на самом международном форуме по противодействию насилию в семье отсутствовал Марзалюк, но зато принял участие заместитель председателя Постоянной комиссии по труду и социальным вопросам Олег Левшунов.

То есть, инициатива Марзалюка не была сугубо индивидуальной и в этом смысле случайной.

А уже через несколько дней МВД потерпело ещё одно громкое имиджевое поражение. Лоббировавшийся МВД и введённый наконец в прядке эксперимента запрет на продажу алкогольной продукции в ночное время был демонстративно отменён через день после введения. Хотя понятно, что за этим шагом Администрации президента стоят, прежде всего, финансовые, а не политические, соображения, всё-таки для руководства МВД он стал весьма неприятным.

Более точно понять имеющийся расклад можно будет по тому, как события будут развиваться дальше. Если предложенные МВД меры (особенно – в части борьбы с домашним насилием, действительно ставшим серьёзной проблемой в стране) в итоге будут реализованы (полностью или частично), но при ведущей роли других ведомств и/или персоналий (например, под эгидой Палаты представителей или курирующего «социалку» вице-премьера Игоря Петришенко), то, скорее всего, имела место игра властей на понижение позиций Игоря Шуневича. Если же меры не будут реализованы вовсе или же будут реализованы, но при сохранении ведущей роли МВД, то более вероятно, что в конце сентября главную роль сыграла личная инициатива И.Марзалюка.

Независимо от этого, однако, нынешняя ситуация указывает на две важные тенденции.

Во-первых, властям в обозримом будущем придётся уделять всё больше времени и ресурсов работе с «право-консервативным большинством», как пророссийским, так и пропольским, и «почвенническим». Пророссийская часть этого большинства, безусловно, является наиболее «проблематичной», поскольку продолжает находиться под влиянием российской пропаганды, напрямую работающей на территории Беларуси, в то время как беларусско-российские отношения ухудшаются. Поэтому политически мотивированное стремление властей раздробить это большинство и реструктурировать свою базу поддержки может стать одной из основ их политической стратегии на «транзитный» период (с 2019 по 2024 годы). Основанная на этом манёвре стратегия будет естественным образом сочетаться с окончательным поворотом к структурным реформам, сотрудничеству с Международным валютным фондом и другими подобными шагами.

Во-вторых, судя по всему, беларусская политика в ближайшее время будет становиться всё более публичной. При сохранении «системы» в целом и своей лояльности ей, политические игроки в то же время понимают растущие ограничения «системы», связанные с дефицитом ресурсов, невысоким уровнем доверия (как к власти, так и в обществе в целом) и другими факторами. Понимание этих ограничений будет подталкивать политических игроков (находящихся «внутри системы») к тому, чтобы создавать для себя дополнительные гарантии сохранения и усиления своих позиций, в том числе – за счёт получения «настоящей» (то есть, помимо административного ресурса) поддержки со стороны электората. Это приведёт к постепенному расширению в Беларуси пространства публичной политики «внутри системы», что сделает казусы, подобные полемике И.Марзалюка с МВД более частым и даже привычным явлением.

Теоретически данная тенденция также могла бы способствовать постепенному размыванию границы между политикой «внутри системы» и «вне системы», иначе говоря, переходу к порядку с открытым доступом. Однако в силу действия целого ряда иных факторов вряд ли можно надеяться на то, что такой переход состоится в ближайшие пять лет.

Вам это интересно?

17 голосов
Upvote Downvote

Total votes: 19

Upvotes: 18

Upvotes percentage: 94.736842%

Downvotes: 1

Downvotes percentage: 5.263158%

Лукашенко принял новые меры по финансовому оздоровлению колхозов

«Евроторг» планирует выйти на лондонскую биржу