Иллюстрация: cefutures.visegradinsight.eu
in , , ,

Пять сценариев для Центральной Европы

Доклад «Central European Futures» (Будущее Центральной Европы), описывающий пять возможных сценариев развития региона, представлен в Варшаве.

Документ представили старший научный сотрудник по Центральной и Восточной Европе Американского Фонда Маршалла Йорг Форбриг и главный редактор «Вышеград/Инсайт», руководитель фонда «Res Publika» Войцех Пшибыльски.

Доклад указывает направление развития ключевых политических, социо-экономических и международных трендов, чтобы определить потенциальные триггеры, риски и предложить практические рекомендации ключевым игрокам региона.

В подготовке доклада участвовал широкий круг центрально-европейских экспертов из университетов, «фабрик мысли», бизнеса, СМИ и политики.

«В последние несколько лет стало очевидным, что начавшаяся после завершения Холодной войны эра демократических реформ, социо-экономического сотрудничества и интеграции центральной Европы с Западом, подходит к концу.

Вместо этого нелиберальная политика разъедает саму основу демократий и верховенство права в странах региона. Возрождающийся национализм настраивает соседей друг против друга. Экономическая модель, бывшая двигателем регионального развития, сейчас стоит перед вызовами, которые ей бросают новые технологии и меняющаяся демография.

Европейский Союз и НАТО – два международных якоря Центральной Европы – имеют неоднозначное будущее. Геополитика в регионе определяется российской агрессивностью, противодействием Запада и прогрессом Китая, несущим серьезную угрозу безопасности. Вскоре исторический путь, по которому идут страны региона на протяжении последней четверти века, достигнув небывалого для Восточной Европы уровня демократии, процветания, стабильности и безопасности, может оказаться под вопросом», – пишут авторы доклада.

Исследователи сделали попытку спрогнозировать пять сценариев, по которым может развиваться ситуация в регионе в ближайшие 7 лет:

1. Триумф нелиберализма

Тренд отказа от либерализма и интеграции, провозглашенный в Центральной Европе, становится мейнстримом по всему Европейскому Союзу. Европейские стандарты демократии и верховенства права подвергнуты эрозии. Все больше европейских стран сначала останавливают, а затем и дают обратный ход интеграционным процессам. В результате Европейский проект деградирует до степени, когда он будет означать немногим более чем просто зона свободной торговли для номинальных демократий.

Острием этого сценария исследователи называют политиков, являющихся «суверенистами» и националистами на внешнем рынке, патерналистами и антидемократами – на внутреннем. Попытки Европейских структур «приструнить» страны, отказывающиеся от демократических стандартов, путем санкций проваливаются из-за оппортунизма самого Европейского Союза и его неспособности к решительным действиям. В то же время, евроскептики из разных стран успешно создают коалиции и совместно расшатывают ЕС.

Экономический рост Центральной Европы по-прежнему быстрее, чем в Западной, а рабочая сила все еще дешевле, поэтому регион становится все более привлекательным для неевропейских инвесторов – от Китая до Турции и от России до Ближнего Востока. Эти инвестиции с легкостью нивелируют возможное снижение финансирования со стороны Запада. Успехи такого подхода завоевывают все больше сторонников в других странах ЕС и компрометируют сторонников сохранения приверженности демократическим стандартам и европейской интеграции. К 2020 году сторонники нелиберализма наберут критическую массу, способную накладывать вето на решения Европейского Совета.

2. Надлом Центральной Европы

«Суверенистский» и нелиберальный тренд, очень сильный в Центральной Европе, не может, тем не менее, набрать ход по всему континенту. Оставаясь популярным в регионе, он создает ряд политических режимов: от эффективной авторитарной и националистической разновидности в Венгрии до смеси демократического патернализма и патриотизма где-то еще. В то же время ЕС под руководством ядра старых членов превозмогает длительную неудовлетворенность и усиливает стандарты демократии и верховенства права. Центрально-европейские страны должны выбрать – будут они внутри или вне Европейского проекта. Каждая страна решает для себя, похоронив политическое единство региона.

Франко-германский тандем находит путь преодолеть кризисы, которые почти разрушили союз – беженцы, миграция, еврозона, внутренняя и внешняя безопасность. К 2020-му году стабилизация и даже прогресс ЕС становятся очевидными, и европейский маятник снова качается.

В то же время националистические импульсы остаются сильными в Центральной Европе, что объясняется двумя основными факторами. Многие люди все еще сожалеют о трансформации 1989 года и чувствуют себя колонизированными Западом. Нестабильный политический ландшафт дает популистам преимущество на выборах, а годы, проведенные во власти, позволили им зацементировать свое влияние на политику, СМИ и бизнес. Специфическая политическая культура региона будет усугублять различия с западными партнерами и приведет к различной скорости интеграции каждой страны с ЕС.

В попытке поддержать умеренных политиков, ЕС будет наращивать выплаты. Польша гарантированно останется крупным получателем финансирования ЕС, в том числе как важная часть Новой Европейской Инициативы по Безопасности, которая предусматривает серьезные инвестиции в Польшу как в ключевое государство на Восточном фланге ЕС. Роль Польши будет расти, отношение к ней также будет как к критически важному члену Европы, несмотря на отказ принять евро.

Напротив, изоляция Венгрии – некогда верного нелиберального союзника Польши, будет усиливаться. Премьер-министру Виктору Орбану придется похоронить свою амбициозную мечту стать лидером нелиберальной революции.

3. Свадьба под дулом дробовика

Возрастающая опасность внешних угроз форсирует существенное углубление европейской интеграции. Серия кризисов способствует выработке общего для всего ЕС консенсуса относительно того, что множественные вызовы глобальных изменений в финансах и технологиях, нарастающие миграционные потоки, ускоряющееся изменение климата и все более небезопасное соседство могут быть преодолены только посредством Европейского единства и протекционизма. Это приводит к новой волне интеграции, локомотивом которой становится еврозона. Поначалу Центральная Европа сопротивляется в силу евроскептицизма своих правительств. Но свежая серия проблем с безопасностью и экономикой в районе 2020 года влияет на весь регион. Западная помощь помогает выкарабкаться. Маятник общественного мнения качается в сторону интеграции с ЕС, а политической повесткой дня становится отказ – пусть и скрепя сердце – от националистического курса. К 2025 году ЕС более един, чем когда бы то ни было.

Весь Европейский проект от самых своих истоков через последовательные раунды расширения и углубления отношений был рожден в кризисах. Последняя шлифовка, проходившая между 2008 и 2018 годами, сопровождалась тройным кризисом, который едва не обанкротил еврозону, создал серьезнейшее социальное и политическое напряжение, вызванное притоком миллионов беженцев, и почти заставил капитулировать перед российской агрессией.

Когда президентом США стал Трамп, ключевой партнер Европы перестал быть надежным торговым партнером и поставщиком безопасности. Это наконец раскрыло европейским лидерам глаза на то, что они в самой опасной ситуации с 1945 года. И примечательно, что их политическая воля вновь направлена на то, чтобы ответить на экзистенциальный выбор более глубокой интеграцией. Натиск беженцев с Юга определил совместную политику по укреплению границ, инициатив по безопасности, развитию логистики и разведки, существенному содействию развитию возможностей НАТО в регионе.

Европейский проект, который, как казалось еще несколько лет назад, неизбежно сворачивается, обретает новое дыхание в череде кризисов. Такое возрождение поначалу имеет неоднозначный эффект на Центральную Европу. ЕС ставит на приоритет политического единства и удерживается от санкций за отступление от стандартов демократии. Регион соглашается на интеграцию, но воздерживается от необязательных шагов, например, приема беженцев. В итоге его политический вес в ЕС снижается, он становится новой периферией Европы.

Таковой будет ситуация в Центральной Европе после череды кризисов. Одним из первых может стать дальнейшая атака России против своих соседей – Украины и Беларуси в начале 2019 года.

4. Весна в Центральной Европе 2.0

В Центральной Европе набирает силу и динамику поколение, которое бросает решительный вызов политическому классу, формирующему элиты после изменений 1989 года. Новое поколение Центральной Европы больше, чем предыдущие поколения, осознает, что нынешние политика и политики не соответствуют вызовам ускоряющейся цифровизации, изменения экономики, растущего политического экстремизма, устойчивой социальной несправедливости и глобальных вызовов миру и процветанию. Зарождающееся в Польше широкое политическое движение начинается с до сих пор безрезультатных и отчаянных протестов против коррупции на правительственном уровне, посягательств государства на индивидуальные права, проваленной политики в социальной сфере и образовании и официального евроскептицизма, выносит на вершину власти новый состав политических деятелей. Результатом становится самоуверенная, смотрящая в будущее и стремящаяся к дальнейшей интеграции Центральная Европа.

Спустя почти тридцать лет после начала трансформации политики, экономики и общества Центральной Европы, начавшейся в 1989 года, ее результаты становятся неожиданно противоречивыми. Несмотря на огромный прогресс во взаимодействии с Западной Европой, вступление в ЕС и НАТО, Центральная Европа испытывает нарастающее сомнение в верности выбранного пути. Обращенный в прошлое дискурс и эмоциональная тоска по прошлому захватывает умы многих – особенно тех, кто постарше, что искусно используется столь же старым региональным политическим классом.

В то же время молодые представители Центральной Европы являются одновременно и продуктами и выгодополучателями единой Европы со своим личным опытом образования, работы и личных контактов по всему континенту. Они далеки от идеализирования или осуждения Западной Европы, но они — реалисты в осознании успехов и провалов: как чужих, так и своих.

Они – свидетели тектонических изменений, принесенных цифровыми технологиями, и обладают знаниями, которые привнесут в свою личную и профессиональную жизнь, отлично осознавая как возможности, так и угрозы цифровизации. Многие их них обращают внимание на социальное и региональное неравенство, которое раздувается популистами и грозит расколоть общества Центральной Европы точно так же, как это происходит в Западной. Но такие попытки не совпадают с координатами молодого поколения региона, которое требует ответов на вопросы о своем личном будущем, ухудщающемся состоянии общества и статусом своей страны в Европе.

В результате Центральная Европа становится на рельсы, ведущие к столкновению поколений, в котором молодежь хочет, чтобы политика выполняла функцию подготовки их стран к будущему, пока политики старого поколения стремятся к сохранению статуса кво.

Хотя существуют отличия между странами, в целом нынешние правительства Центральной Европы ограничивают права своих граждан и маргинализируют свои страны в ЕС, сокращают инвестиции в образование и исследования, отрицают потенциал цифровизации и новые бизнес-модели, грабительски подходят к благосостоянию общества и не в состоянии решительно противостоять коррупции.

Реализации этого сценария будет предстоять еще большее обострение в Центральной Европе. Следующий избирательной цикл во внутреннией политике стран региона пройдет под знаком смеси популизма, патернализма и национализма, который мобилизует электорат старшего и среднего возраста и превосходит числом молодежь. В масштабах всей Европы этот, направленный в прошлое, тренд отбрасывает Центральную Европу на обочину, за чем следует сокращение инвестиций в важнейшие направления, развитие регионов. Это ведет к еще большему расколу общества.

В экономике разрыв между Центральной Европой и наиболее развитыми странами ЕС снова растет, а рост регионов все более зависит от того, склонны ли они к традиционному производству или охотно принимают прогрессивные цифровые экономические модели.

5. Вакуум безопасности

Система трансатлантической безопасности, принесшая стабильность в Европу, разрушается. Этот процесс ускоряется самоустранением США из Европы, отсутствием стремления последней инвестировать в политическое единство и коллективную безопасность континента, военным усилением России и ее гибридной агрессии, возможным отказом ЕС и НАТО от исполнения обязательств защищать своих членов. Весь восточный фланг союза подвергается исключительной опасности. Центральная Европа все больше отдаляется от своих западных партнеров и пытается укрепить свою безопасность двусторонними соглашениями с различными внешними силами. Их внутренняя политика и социальная жизнь становятся все более изолированными. Региональные конфликты множатся.

Новое восприятие ценности и решительности НАТО, возникшее после российской агрессии против Украины в 2014-м, оказалось краткосрочным. К концу десятилетия трансатлантический разлом, внутриевропейские противоречия и геополитические амбиции России обостряются как никогда прежде.

На трансатлантическом уровне длительный и сложный для разрешения торговый спор приводит к ухудшению общественного мнения относительно Европы. Это усугубляется тем, что многие европейские страны по-прежнему не выполняют требований НАТО по оборонным расходам (2% ВВП – прим #RFRM), и тихими, пока, голосами в Вашингтоне, призывающими перейти к более изоляционистской политике в сфере безопасности, которые начинают звучать все громче. К тому же ускоряется новое сближение США с Россией, что обостряет ситуацию еще больше, раздражая уже европейских партнеров. Это сближение крутится вокруг новой «Большой Сделки», которая ограничивает выполнения обязательств США по защите восточного фланга НАТО в обмен на сотрудничество с Россией в какой-нибудь другой точке мира. В конце концов США практически перестают быть фактором в европейской безопасности.

В Европе набирает ход аналогичный тренд. Нелиберальный курс, избранный правительствами Центральной Европы, провоцирует карательные действия со стороны ЕС и, что еще важнее, дискредитирует историческое расширение ЕС и НАТО на Восток. Правительства стран ЕС – от Австрии до Франции и от Германии до Италии, каждое по отдельности, сближаются с Россией в двустороннем порядке.

Первой жертвой такого отсутствия единства Европы становятся санкции против России, которые ЕС удается продлить в 2019-м. На следующий год проваливается саммит НАТО, после того как несколько западноевропейских наций, ведомых Францией и Германией, требуют дополнения в Северо-Атлантический Договор, твердо устанавливающий приверженность стран-членов стандартам демократии, правам человека и верховенству права. В 2021-м США, Великобритания, а также несколько европейских наций, включая Францию, Германию и Италию, по разным причинам прекращают свое участие в расширенном военном участии на передовых рубежах НАТО. Такая серия политических схлопываний эффекивно демонтирует европейскую систему безопасности.

Россия, которая становится геополитическим победителем в условиях этой динамики, удваивает свои усилия, направленные на политическое разделение как в Европе, так и за океаном разнообразными средствами.

Самыми пострадавшими в этой ситуации становятся страны Центральной Европы. Наблюдая, как усыхают гарантии и поддержка от западных партнеров, они разрабатывают серию копирующих друг друга стратегий, одни – для стран с учетом их специфики, другие – для всего региона.

Польша в этой ситуации стремится реализовать двойственную и даже тройственную стратегию. В двустороннем порядке пытается максимизировать военное присутствие США на своей территории. В региональном измерении поддерживает инициативы встреч стран-членов НАТО, находящихся на восточном фланге. Также Польша продвигает инициативу Троеморья.

Вам это интересно?

15 голосов
Upvote Downvote

Total votes: 15

Upvotes: 15

Upvotes percentage: 100.000000%

Downvotes: 0

Downvotes percentage: 0.000000%

Добавить комментарий

Загрузка…

Оставьте комментарий

комментариев

CNN: Саудовская Аравия готовится признать гибель журналиста Хашкаджи

Минздрав Беларуси утвердил правила медицинской этики и деонтологии