in

Белорусская почка и большая грудь. Зачем иностранцы едут к нам лечиться?

Иностранцы едут в Беларусь за дешевой и качественной медициной — за прошлый год, например, их было более 158 тысяч. Уже к концу этого года Беларусь ​может отменить​ визы для туристов из 80 “благополучных с точки зрения миграционной политики” стран. Значит ли это, что наши больницы и поликлиники переполнятся иностранцами и Беларусь станет новым Израилем? Разбираемся.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Ирина Павлова из Казахстана прилетела в Минск провести свой отпуск. Но вместо гостиницы или квартиры с Airbnb она остановилась в больничной палате. Города, признается туристка, даже не посмотрела: «Ноги так болели, что ходить не могла». В Минск Ирина приехала не за драниками и сталинским ампиром – прилетала за белорусской медициной, потому что казахстанская в данном случае была бессильна.


Фото: Сергей Балай

Кредит как источник жизни

В июне Ирине сделали операцию в РНПЦ «Неврологии и нейрохирургии» – вырезали грыжу межпозвоночного диска. Спустя пару месяцев Ирина вновь вернулась в Минск на три недели, чтобы пройти курс реабилитации.

Мы гуляем по проспекту Независимости, и она, будто сама не может в это поверить, радуется, что «наконец-то можно просто выйти и пройтись!».

Фото: Сергей Балай

– Недавно вырезали, а я уже прекрасно хожу! Выбираюсь по вечерам в город погулять. В Казахстане у меня знакомой такую же операцию делали, так ей месяц не разрешали с кровати вставать, а я уже спокойно двигаюсь!

Операция и билеты в Минск обошлись Ирине в 3 тысячи долларов. У себя дома на лечение за пару лет она потратила «приблизительно столько же», но все оказалось неэффективным.

Пришла мысль лечиться за границей. Сначала Ирина смотрела клиники в Москве. Искала в интернете – изучала сайты и читала форумы. Так туристка наткнулась на белорусское предложение, которое оказалось дешевле московского в три раза! К тому же, иностранцы, лечившиеся у нас, о Беларуси оставляли лестные отзывы.

Фото: Сергей Балай

1,5 тысяч долларов на операцию Ирине выделило предприятие, на котором она работает. Еще столько же девушка взяла в кредит. Чтобы вернуться в Минск на реабилитацию, пришлось оформить еще один крупный кредит. Но о долгах Ирина не жалеет – «главное, что поставили на ноги».

В лучших советских традициях

Ирина – одна из сотни тысяч. В прошлом году лечение в Беларуси прошли около 159 тысяч иностранцев. За последние пять лет количество иностранцев в белорусских медцентрах выросло в полтора раза, почти во столько же вырос и экспорт медуслуг – с 18,6 до 33,2 миллиона долларов. Но это все равно не так много, как хотелось бы государству. В планах на текущую пятилетку чиновники прогнозируют рост в 3,5 раза.

В этом, кстати, отличительная черта белорусского медицинского туризма: он развивается командами сверху.

– В 2010 году появился наш бренд Med Travel Belarus, – рассказывает Владислав Андросов, директор первого частного оператора медтуризма в Беларуси «Ви энд Ви Медикал». – Сразу было сложно. Когда приходил к директорам государственных учреждений здравоохранения и пытался заключить договор на сотрудничество, многие просто не понимали, зачем им это надо. В 2011 году вышла программа развития экспорта – в Минздраве и других органах появилось понимание, что медтуризм может быть прибыльным. Медцентрам было сверху сказано зарабатывать. После этого учреждения, в том числе и государственные, начали лояльно относиться к медицинским туроператорам.

Также в 2010 году государство разрешило медцентрам платить туроператорам комиссию за каждого привлеченного иностранца. Именно так туроператоры с большего и зарабатывают. Плюс – оказывают услуги по сопровождению клиентов.

– Интерес государства взбаламутил индустрию туризма – многие турфирмы, такие как «Алатан Тур» и другие крупные игроки, увидели новую нишу и пошли заключать договоры, но через год их интерес пропал. Они поняли, что в этой сфере много заморочек – на 80% это все-таки медицина, а не туризм. Кроме того, медтуризм связан с большими рисками: бывает, что клиенты едут на такие операции, что нет уверенности, вернется он домой или нет.

Ежегодно Минздрав ставит поликлиникам и больницам все более высокие цели по экспорту медуслуг. Темпы роста – сумасшедшие. Например, в 2012 году рост экспорта должен был составить 130%, а в 2013 – 150%. Медицинские центры – даже в самых отдаленных уголках страны – пытаются завлечь иностранцев на лечение к себе. Это привело к тому, что в Беларуси постоянно появляются и быстро исчезают все новые и новые операторы медицинского туризма. Например, сейчас их можно насчитать порядка 14.

– Главное, чтобы у нас не начало происходить то, что случилось в Израиле. В Тель-Авиве зарегистрировано около 500 компаний медицинского туризма. У каждого таксиста – своя компания. Если консультацию проводит некомпетентный человек, это негативно сказывается на качестве услуг, – продолжает Владислав Андросов. – Мы считаем, что у компаний, как наша, должна появиться какая-то сертификация.

Само Министерство здравоохранения так не считает:

– Вопрос о лицензировании таких компаний даже не поднимается. Если честно, я не считаю, что это большая проблема: есть парочка крупных компаний – остальные стихийно появляются и быстро исчезают. Не сказал бы, что у них объективно что-то получается, – говорит Дмитрий Калистратов, начальник отдела предпринимательской деятельности, ценообразования и управления госимуществом Министерства здравоохранения.

Рожать поеду в Беларусь

Минздрав утверждает, что в прошлом году в Беларуси лечились иностранцы из 121 стран мира. 87,9% из них – туристы из СНГ. Среди «братьев» по бывшему советскому блоку больше всего, очевидно, россиян.

Бороться за них с каждым годом становится сложнее: цены у нас и у них практически сравнялись. Поэтому белорусским клиникам приходится снижать стоимость либо предлагать россиянам услуги, которые недоступны там. Например, когда в канун 2016 года в Псковской области начали закрывать роддомы, некоторые россиянки поехали рожать к нам. Говорят, здесь есть заслуга местных туроператоров, которые отслеживают российские форумы и в случае чего заманивают россиян к нам.

Но главное, что привлекает к нам россиян и остальных иностранцев – это государственный контроль над медициной как гарантия качества. Иностранцев прельщает уверенность, что кто-то «осуществляет над всем жесткий контроль».

Для сравнения: в Германии ключевым в позиционировании остается связка «высокое качество». В Индии – «альтернативная медицина». В Израиле – «огромный выбор услуг». А Швейцария до сих пор пытается отойти от прочной ассоциации с эвтаназией.

За россиянами идут украинцы. Большой поток людей, желающих получить медпомощь в Беларуси, связан прежде всего с внутриполитической ситуацией в стране. К тому же, многие операции, которые легко можно сделать у нас, в Украине попросту не проводятся. И государство субсидирует для нуждающихся операцию в другой стране. Часто – именно в Беларуси. Например, это касается пересадки стволовых клеток.

Самые популярные у иностранцев услуги – стоматология и пластическая хирургия (увеличение груди и подтяжка лица – у женщин, коррекция носа – у мужчин). Средний чек, по наблюдениям Владислава Андросова, составляет 3-5 тысяч долларов.

Иностранцы приезжают в Беларусь не только за «косметическими» операциями. Популярными направлениями также являются кардиология, офтальмология, онкология, трансплантология. Стоимость в таком случае вырастет многократно. Пересадка костного мозга, например, может стоить 125 тысяч долларов.

Немцы и англичане едут к нам делать операции на сердце, а японцам нравится белорусская офтальмология – среди них популярна операция по пересадке роговицы.

При этом многие белорусы боятся, что иностранцы могут «подвинуть» их на операционном столе. Мол, они получают медицинскую помощь лучше и быстрее, так как платят за это. Например, Михаил Недвецкий, директор еще одного оператора медицинского туризма, у себя ВКонтакте рассказал историю, как девочке из Украины нашли донорскую почку всего за 4 дня. В Минздраве отрицают, что рост экспорта может как-то сказаться на качестве медицины для самих белорусов:

– Ни в коем случае это не ущемляет права наших граждан – они получают такое же лечение. Это не правда, что донорский орган для иностранцев находят быстрее, чем белорусу, – все стоят в одном листе ожидания. Только в том случае, если донорский орган по показаниям не подходит ни одному белорусу, стоящему в листе ожидания, его пересаживают иностранцам, – объясняет Дмитрий Калистратов.

По закону, количество операций по трансплантации органов иностранным гражданам лимитировано: не больше 10% от общего числа всех выполняемых.

Страна без комфорта

Год назад по поручению Минздрава был создан крупный государственный оператор медтуризма «Клиники Беларуси». Так государство хочет создать «зонтичный бренд» всего белорусского медтуризма а-ля “белорусская молочка».

Сейчас в основном на иностранцах зарабатывают больницы и крупные РНЦП. Например, основной доход в Минске приходится на 9-ю больницу (трансплантация органов и тканей), 6-ю больницу (эндопротезирование крупных суставов) в 10-ю (офтальмология). Но зарабатывать на иностранцах хотят также поликлиники и больницы в регионах.

– У поликлиник тоже есть определенные планы по экспору услуг. Но мы понимаем, что, например, ради ингаляции никто не поедет даже из России, – рассказывает Владислав Андросов. – Также последние 2-3 года к нам обращаются учреждения разного уровня из регионов. Мы оцениваем их услуги и говорим, что вряд ли до вас кто-то доедет. Те услуги, которые вы представляете как топовые, есть в каждой больнице, а то и в поликлинике в Минске.

Эксперты считают, что для развития медицинского туризма в регионах надо просто сконцентрироваться на странах, которые рядом. Лечиться в Витебск, например, активно ездят жители Псковской и Смоленской областей. В Бресте большинство лечащихся иностранцев – украинцы. А вот завлечь поляков лечиться в Бресте не так легко: для них у нас недостаточно сильный сервис.

Вообще, несмотря на все достижения и успехи, эксперты признают, что Беларусь до сих пор нельзя назвать безусловным лидером даже в нашем регионе. Главная проблема — нет сервиса, который бы удовлетворил иностранцев. Банально нет корпусов, чтобы всех разместить. Для сравнения: мировой рынок медицинского туризма оценивается в $17 млрд долларов США. Он достигнет рыночной стоимости $40 млрд к 2020 году. Растет рынок в среднем на 17%. В Беларуси речь идет о $33 миллионах за прошлый год, а вместо роста индустрии в последние годы — небольшое, но все же падение.

Решение можно подсмотреть во Франции, где на территории больниц строят частные корпуса. Есть случаи, когда человек может не находиться все время в больнице, а жить в пансионате рядом. Идеальный вариант: развитие государственного и частного партнерства, чтобы привлечь более платежеспособных клиентов.

От нововведения с визами здесь, как утверждают сами эксперты, ни горячо,ни холодно: за 5 выделенных дней разве что зубы вылечить можно. Да и проблема сегодня совсем не в визе — с ходатайства медцентра, говорят эксперты, ее иностранцам не так уж тяжело получить.

Вторая техническая проблема связана с языком: многие работники медцентров попросту не говорят на английском. Если лечащие врачи и заведующие отделений в большинстве своем владеют иностранным языком, то средний персонал, с которым пациент зачастую проводит куда больше времени, – нет.

– Самые экзотические клиенты, которые у нас были, – это два афроамериканца из Майами, которые приехали к нам со специфической урологической проблемой, – вспоминает Андросов. – Для них здесь, конечно, все было в диковинку. Без помощи нашего менеджера они вообще ничего не понимали.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  


Двадцать пять идей для новой Беларуси