in , ,

Washington Post: Почему Беларусь притесняет журналистов и интернет?

Недавние задержания журналистов показывают, что власти не собираются ослаблять контроль над независимой прессой и готовят медиа пространство к выборам.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

На прошлой неделе в Беларуси прошли обыски в редакциях СМИ и задержания журналистов. The Washington Post считает, что такими образом власти демонстрируют свое намерение держать независимые СМИ под контролем и действовать в соответствии с новыми ограничениями в интернете.


Согласно новым поправкам в закон о средствах массовой информации, который должен вступить в силу 1 декабря, интернет-ресурсы будут приравнены к традиционным СМИ, то есть сайтам будет предложено зарегистрироваться в качестве СМИ. При отсутствии регистрации владельцы и сотрудники сайтов не будут считаться журналистами, что лишает их права получать информацию и защищать источник информации. На митингах к ним будут относиться как к демонстрантам, а не журналистам.

Новая версия закона устанавливает ограничения на иностранное участие в медиа пространстве Беларуси. Издания с долей иностранного капитала более 20% в уставном фонде не смогут получить регистрацию.

Поправки запрещают неидентифицированным интернет-пользователям оставлять комментарии на сайтах и форумах. Информация о комментаторах будет известна владельцам сайтов, чтобы привлечь их к ответственности в случае нарушения действующего законодательства.

Закон разрешает внесудебные блокировки сайтов, запрещает распространение иностранных СМИ без разрешения и запрещает распространение информации о ненадлежащей рекламе, изготовлении взрывчатых веществ, информации, побуждающей к самоубийству, личных данных несовершеннолетних, пострадавших от противоправных действий.

Издание считает, что поправки принимаются именно сейчас, так как беларусские власти «думают наперед и предлагают долгосрочное, комплексное, но не очень дорогое решение проблемы потенциального онлайн-активизма во время избирательного сезона 2020 года». Тем более что такие методы не новы – власти уже вносили поправки в закон о СМИ перед президентскими выборами в 2010 и 2015 году.

Такие упреждающие действия, возможно, предпринимаются, чтобы избежать так называемого эффекта Стрейзанд – теории, согласно которой, чем сильнее ты стараешься скрыть информацию, тем сильнее люди хотят ее узнать, считает издание.

Если принять поправки сегодня, к выборам обсуждения новых ограничений улягутся, и властям останется только заполнить интернет-пространство пропагандой.

Издание ссылается на недавнюю статью Сергея Сановича и других авторов в журнале Comparative Politics, в которой выделяются три реакции авторитарных режимов на онлайн-оппозицию: реагирование в оффлайне, попытки ограничить доступ к онлайн-контенту, а также онлайн-вмешательство – попытки повлиять на контент, чтобы изменить суть разговора.

На примере Беларуси можно предположить, что онлайн-ограничения перед выборами минимизируют необходимость реагирования оффлайн во время выборов. «Заставляя молчать критиков внутри страны, предотвращая появление политических альтернатив и уменьшая возможность протестов во время выборов, правительство уменьшает необходимость жесткого притеснения оппозиции. Таким образом можно ограничить внимание к таким неудобным вопросам, как аресты оппозиционных активистов или фальсификация выборов», – пишет The Washington Post.

Во то же время основное внимание на онлайн-ограничениях, а не онлайн-вмешательстве показывает, что беларусские власти понимают, как контролировать свой электорат. Власти приберегают активную пропаганду к выборам, когда избиратели становятся более чувствительными к их высказываниям. В то же время они освобождают пространство для пропаганды и пиара, вводя ограничения в интернете и не допуская распространения альтернативной информации.

Считается, что для людей, живущих в авторитарных режимах, интернет является свободным миром, где они могут выражать свое мнение и противостоять властям. Но пример Беларуси показывает, что авторитарные правители твердо намерены держать его под контролем и, кажется, нашли для этого инструменты, считает издание.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  


Среднестатистический вкладчик в Беларуси — женщина старше 55 лет

Рост реальных денежных доходов населения немного замделился в июне